Elelet (elelet) wrote in ru_gnostik,
Elelet
elelet
ru_gnostik

Базовый вопрос

Предлагаем, я и dascher_65 , немного поразмышлять и изложить свои мысли (принимаются любые, согласно обозначенной данным сообществом темы) по поводу самого главного, как нам кажется, вопроса-дилеммы в учении Спасителя. А именно – о причине акта свободного волеизъявления Софии, повлекшего за собой изъян. Причиной для возникновения данной темы, послужили многочисленные случаи вопросов прямого характера полученные от оппонентов в рамках обсуждения космогонической картины гностицизма.

Сколько бы мы не крутились вокруг и около гностического мифа вопрос о том, почему София, являясь Совершенством (как часть Плеромы), породила изъян, остается до сих пор открытым. И внятных, исчерпывающих объяснений этому пока найти не удается.

Вряд ли найдется хоть одно возражение тому факту, что надмирный Бог по своей сути является Совершенством. Из Его описания, данного в Апокрифе Иоанна, мы находим, что Его, по выражению Г.Йонаса, тяжело выразить иначе, как в отрицательных терминах.

Сам являсь Совершенством, Он творит то, что является совершенством по-умолчанию. Как же получается, что Его совершенная ипостась София, творит изъян?
Посмотрим, что говорят об этом первоисточники и исследователи этого вопроса.

Заглянем в «Апокриф Иоанна» в переводе М.Трофимовой:
«25 Софиа же Эпинойа, будучи эоном, произвела мысль своею мыслью (в согласии) с размышлением незримого Духа и предвидением. Она захотела открыть в себе самой образ без воли Духа
30 - он не одобрил - и без своего сотоварища, без его мысли. И хотя лик ее мужественности не одобрил и она не нашла своего согласия и задумала без воли Духа
35 и знания своего согласия, она вывела (это) наружу.
10. И из-за непобедимой силы, которая есть в ней, ее мысль не осталась бесплодной, и открылся в ней труд несовершенный и отличавшийся от ее вида,
5 ибо она создала это без своего сотоварища, И было это неподобным образу его матери, ибо было это другой формы. Когда же она увидела свою волю, это приняло вид несообразный - змея с мордой льва.»

Для полноты картины приведем также перевод Д.Алексеева:
«София же Эпинойа, будучи эоном, измыслила замысел в себе с помышлением незримого Духа и предвидением.
Она пожелала явить подобие из себя без воли Духа, - Он не благоволил - и без своего супруга, без его мысли. Не согласился же лик её мужественности и не нашла она согласного с ней.
Она решила без воли Духа и знания согласного с ней, она выкинула.
(10) И из-за неодолимой силы, которая в ней, её помышление не было праздным, и явилось из неё создание незавершённое и отличное от её образа, ибо она создала его без своего супруга.
И оно не было подобно виду своей матери, будучи иного образа.
Когда же она увидела своё желание, оно стало образом изменчивым, - змея с мордой льва.»


Теперь приведем комментарии М.Трофимовой к этому отрывку:
«Затем следует упоминание о самовольном действии последней сущности высшего мира - Софии, что ведет к появлению новой сущности - сына Софии Иалдабаофа, не подозревающего о связи с высшим миром и претендующего на единственность. ..
Относительно мира высшего описание низшего мира дается как бы со знаком минус. Но хотя картина резко меняется, знание уступает место незнанию, непроходимой пропасти между мирами нет, поскольку низший мир - следствие ошибочных действий последнего зона высшего мира, Софии, и связан тем самым с ним своим происхождением.
Космическая драма, о которой повествует произведение и в которой участвуют оба мира, разворачивается вокруг попыток восполнить изъян, нанесенный высшему миру ошибкой его части. Оба мира, согласно нашему источнику, оказываются самооткровением единого, ибо даже ошибка Софии была в помысле единого, что следует из текста (9.25-10.28).
Переход к образованию мира низшего определяется нарушением единства, разладом частей, внепарностью, незнанием, которое воцаряется на смену знанию, пронизывающему высший мир. В рассказе названа причина, по которой София смогла действовать, преследуя свой замысел: "...из-за непобедимой силы, которая есть в ней, ее мысль не осталась бесплодной". Вот оно - свидетельство единосущности Софии и единого.
Внепарность подчеркнута и тем, что София пожелала открыть образ в себе самой "без своего сотоварища, без его мысли". О сотоварище Софии и несогласии с ним говорится несколько раз (13.35; 10.5). Это "лик ее мужественности" (9.33), ее мужское подобие. Перед нами обычный для древних религий случай парных сущностей высшего мира 19. В нашем тексте в другом месте о единстве каждой пары сказано отчетливо: "...это Пронойя, то есть Барбело: мысль, и предвидение, и нерушимость, и вечная жизнь, и истина. Это пятерица эонов андрогинных, то есть десятерица эонов, то есть Отец" (6.5-10). Отсюда следует, что слова "...она не нашла своего согласия и задумала... без знания своего согласия" (9.33-35) означают внутренний разлад Софии, ее незнание себя через свое мужское подобие (противоположен этому путь самопознания единого: узнавание им своего образа, предшествовавшее появлению последнего в виде отдельной сущности).
Действия Софии, знаменующие собой перелом в судьбе мироздания, охарактеризованы как незнание и злодейство (13.22-23).»

Об ошибке говорится и в другом памятнике, в Евангелии от Филиппа:
«99. Мир произошел из-за ошибки. Ибо тот, кто создал его, желал создать его негибнущим и бессмертным. Он погиб и не достиг своей надежды. Ибо не было нерушимости мира и не было нерушимости того, кто создал мир. Ибо нет нерушимости дел, но детей. И нет дела, которое смогло бы получить нерушимость, если оно не станет ребенком. Но тот, кто не имеет силы получить, - насколько более не сможет он дать!»

Вполне очевидно, что в вышеприведенных писаниях и комментарии мы обнаруживаем только факт ошибки, обусловленный отсутствием некого согласования между внутренними началами Софии, но сама возможность появления внутри Совершенного создания противоречий выглядит по меньшей мере странным. Какова же может быть причина того, что София, состоящая из Света, который есть Совершенство, творит и может творить изъян?

Поскольку Д.Алексеев не дает комментарии на эту тему в своем переводе, а также ничего не удается найти в его работах, то обратимся к вводной лекции по гностицизму А.Момы:
«Далее, представьте себе, что «Плерома» – это вагон-люкс комфортного скоростного поезда с одноименным названием, который едет куда-то очень давно, но пассажиры-обитатели которого вовсе не ждут «конечной остановки», а беззаботно проводят время в мирных беседах друг с другом где-нибудь в вагоне-ресторане, вкушая деликатесы и великолепные напитки, которые им вполне по карману; в их купе чисто, там постелено свежее белье, там бесшумно работают кондиционеры, и поэтому нет жары и духоты, как за окнами, где проносится некий маловразумительный пейзаж полупустынной и безлюдной местности, окутанной маревом. Строго говоря, когда едешь с такой скоростью и в таких условиях, тебе вообще не должно быть дела до того, что там «за окном». Там всё тогда воспринимается как что-то ирреальное.
Но у одной из молодых и наиболее романтичных пассажирок этого поезда, которую зовут Софья, и чье имя (да и суть – ведь имя напрямую влияет на суть человека) символизирует любомудрие вообще и здоровое любопытство в частности, возникает желание открыть окно (нет, окна, разумеется, не были задраены, иначе это было бы покушением на дарованную Отцом-машинистом свободу пассажиров) и высунуться из него, чтобы «подробнее рассмотреть и послушать, что там». Супруг Софьи, видя ее поползновения, не одобрил их, сказав ей: «Смотри, лучше не делай этого – на такой скорости тебя запросто может сдуть ветром, и ты вывалишься из вагона прямо на насыпь». Однако София была уверена, что, если это и случится, ничего страшного в этом не будет; ведь когда едешь в комфортном вагоне, то и за окном, кажется, нет ничего страшного. Она дождалась, когда ее непреклонный супруг уйдет спать, открыла окно, высунулась в него и почти моментально вывалилась из поезда наружу. К счастью, не на каменистую насыпь, – это была бы верная смерть, – но в кювет. И вот тут-то, едва успела она прийти в себя, ее охватил ужас: ощущение полного одиночества в незнакомом мире, полной беззащитности, полной безвестности. Она была весьма легко одета, а дневная жара буквально за считанные минуты сменилась ветром и холодом сумерек. Она стала звать на помощь, но ее никто не услышал. Во-первых, потому, что поезд ушел уже слишком далеко, во-вторых, беззаботные пассажиры, на чьей памяти никогда и не случалось чего-то подобного, просто не успели еще хватиться пропавшей Софьи. Конечно, можно просто вооружиться терпением, плероматическим «молитвенником Свету», к счастью, не выпавшим из ее кармана, и ждать, когда поезд поедет назад (что ей, кстати, и пришлось затем сделать). Но ждать не какой-то часто проезжающей мимо местной полуразвалившейся электрички с бомжами, обитающими почти в каждом ее вагоне, а именно трансконтинентального экспресса, который поедет обратно не раньше, чем через неделю (вот вам и «семь дней творения»), - дело нелегкое.»

Здесь мы видим, что автор ищет причину в некой условной легкомысленоси и любопытности юной особы Софии. И имеет полное право на такую версию. Но и эта версия разбивается об утверждение о том, что София есть Совершенство. Поскольку легкомысленность и любопытство это признаки незнания, а следовательно - несовершенства. То есть, опять мы упираемся в то, что если уж Совершенство может творить несовершенство, то это Совершенство по своей сути уже совершенством не является.

Ответ на вопрос, почему София не включила в своё творение всю структуру Плеромы остается открытым. Почему это произошло, неизвестно. Мы можем только гадать и выдвигать некие версии об иллюзии самодостаточности в творении, о появлении того, что люди называют гордыней, но до истинных причин мы вряд ли докопаемся. Потому остается только факт того, что София произвела некое творение, которое было неодобренно Незримым Духом. Неодобренно, не означает запрет, скорее это отсутствие внутреннего согласования в самой Софии, рожденной и творящей по законам Плеромы. Мысль её, её образ получились неоплодотворенными, но несмотря на это, София вывела нечто неоплодотворенное. Так появился изъян, нечто неудобоваримое, как написано в Апокрифе Иоанна – образ Змея с мордой льва. Как это могло произойти, почему, обладая предвидением, незримый Дух и все Его ипостаси способны были допустить этот изъян? Почему Совершенство допустило вывод изъяна? Из всех человеческих объяснений этого феномена, даже объяснение о том, что это был некий «образцово-показательный» акт того, что может произойти с творением без согласования его с незримым Духом не отвечает на вышепоставленный вопрос. Возможно, в этом и заключается Любовь, что Отец не запрещает что-либо. Он просто не рекомендует этого и выбор уже в дальнейшем остается за творящим, то есть свобода выбора – сделать это вопреки одобрению Духа, в результате чего и появляется изъян, либо не делать того, что не одобренно Духом, поскольку такой выбор является рациональным. Как бы там ни было, но София вывела из себя свое творение без одобрения Духа, а следовательно Совершенство породило несовершенство, что ставит под сомнение само совершенство Софии и её Творца.

Некоторые объясняют это тем, что София пожелала быть самостоятельным, единственным творцом, потому можно сказать, что София породила гордыню, которой до того в Плероме не существовало. Но и это объяснение не отвечает на вышепоставленный вопрос о совершенстве Творца и творения.

Все известные на сегодня космогонические концепции рассматривают материальный мир, как часть божественного мира. Несмотря на массу логических натяжек и допущений, этого придерживаются и религии и эзотерические учения. В гностическом мифе материальный мир является порождением мира изъяна и этим как бы снимается прямая ответственность Совершенного мира за создание материи. Но, даже если мы принимаем за факт то, что материя это некое временное явление, болезнь, нарыв, который неизбежно пойдет и отвалится от здорового организма, то мы всё-равно упираемся в то, каким образом на теле идеально здорового организма мог возникнуть этот нарыв?

Можно конечно уйти от ответа на этот вопрос и спрятаться за ортодоксальную ширмочку о том, что мы не можем понять и познать Бога, его замысел и действия. Но, если мы, согласно гностической концепции, признаем наличие в человеке частицы Творца, частицы Духа, то хотя бы понять замысел Божий эти люди должны.

Без понимания этого основополагающего момента можно смело закрывать все дальнейшие изыскания вокруг гностицизма.
Иначе говоря, притчи Иисуса о добром и худом древе становятся камнем преткновения для гностической парадигмы, раз уж София породила изъян.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 105 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →